Полозкова, Вера Николаевна

Вся природа ж у них — дрянная. Шансы выбиться к небожителям? Глаза у него фисташковые С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать. Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания.

Поэт Вера Полозкова: «Весь этот ад обязательно закончится»

Я хочу быть такой свободной, Чтобы не оставлять следов. Наблюдая, как чем-то броским Мажет выпуклый глаз заря, Я хочу быть немного Бродским — Ни единого слова зря. И стало быть — Вы приехали в Симеиз. Сумасшествием дышит ветер — Честно, в городе карантин: Здесь, наверное, каждый третий — Из Кустурицевых картин.

Только ревность мою репейником не отпускает стук. Я бываю и зол, и весел (ревновать - презабавный труд). Вера Полозкова.

Думаю, есть смысл привести стихо, которое размещено в первом посте, полностью Просто ты ведь не Нео — то есть, не вопи потом, как койот. Жизнь не в жизнь без адреналина, тока, экшена, аж свербит — значит, будет кроваво, длинно, глазки вылезут из орбит. Дух захватывало, прохладца прошибала — в такой связи, раз приспичило покататься, теперь санки свои вози.

Без кишок на клавиатуру и истерик по смс — да, осознанно или сдуру, ты за этим туда и лез. Ты за этим к нему и льнула, привыкала, ждала из мглы — чтоб ходить сейчас тупо, снуло, и башкой собирать углы. Ты затем с ним и говорила, и делила постель одну — чтобы вцепляться теперь в перила так, как будто идешь ко дну.

Как оступишься в биографию — сразу жуть, Сколько предписаний выполнить надлежит. Нет, я мудрый ящер, живущий среди пещер. Иногда я склоняюсь к спящему под плащом И пою ему на ухо:

Некая поэтесса Вера Полозкова грозит открыть лучшее Убийственная ревность: расстрел и резня в Подмосковье унесли пять.

Ночь сентября года. Меня в игру-то взяли еще двух лет не прошло, я новичок еще, дилетант, едва осваиваю техники и ходы - но уже неотвязный привкус повтора, неверия, предсказуемости исхода. Как тетки в пятьдесят лет заводят восемьдесят седьмой по счету роман? Какие помещения арендуют, чтоб не таскать в себе эти тонны расставаний?.. Я дурак и нелепый, неуместный моногам, мне непостижим азарт плодить мертворожденные иллюзии, раз за разом, не снижая темпа, просто ради процесса.

Как-то не швыряться, что ли, тяжелыми, сакральными, убойной силы словами и жестами просто ради создания видимости, что и ты ради кого-то живешь, что и ты на что-то значительное способен. Не затыкать пустоты в себе случайными мужчинами и женщинами, как комканой газетой - обувь, чтоб не ссыхалась. Мужчины эти и женщины приживутся в тебе, пригреются - а ты их как раз и вышвырнешь, потому что опять весна.

Один увернется, а в другом от этих слов сквозные дыры будут с пушечное ядро еще много лет, а ты вроде как только приободрить попытался. Столкнулись, слиплись, разомкнулись, канули, а человек стоит, и сквозь него дорогу видно, и мяско по кромке дымится слегка, пшшш. Да нет, у меня все хорошо на самом деле.

Вера Полозкова

Я слежу за тобой по картам. Я иду за тобой по стрелкам. Между строк, по чужим ухмылкам, По аккордам, по первым звукам — Я хожу за тобой по ссылкам, Я читаю тебя по буквам; Терпкой кожей своей барханьей, Ты ведь чуешь мое дыханье, Обжигающее затылок? Гасишь фары и дышишь тяжко?

(Вера Полозкова) Россия, Москва, сентябрь года Люся сразу же выхватила Ей не были в новинку зависть, ревность и даже откровенная Часть 1.

Вера Полозкова Медленный танец С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы - почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать - ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний - эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует - безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия. Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним,"вот я спрячусь - ты не найдешь меня"; она старше его и тоже почти красивая.

Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала.

10 самых популярных стихотворений Веры Полозковой

Не целуй меня в глаза, Ты же знаешь - ведь это к расставанью! Я не знаю, что сказать. Словно сил во мне на одно дыханье! Что ты выберешь сейчас - Станешь ли моим на целый час Или убьёшь молчаньем? Нож я подарю тебе - ты выиграл пари! Ты так хотел побед - так забирай свой приз!

В статье «Немаленькая Вера» он пишет о том, что Полозкова . любовь/ пытка, любовь/поединок, любовь/ревность /ненависть.

Печать С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия. Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала.

Она всхлипывает — прости, что-то перенервничала. Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь — то выкидыш, я уж думала — все, не выношу, несудьба. Зачинаю — а через месяц проснусь и вою — изнутри хлещет будто черный горячий йод да смола.

Вера Полозкова. Непоэмание

Запереть меня в дальней из комнат Своей памяти и, не браня, Не виня, позабыть и не вспомнить. Только я не из тех, что сидят по углам В ожидании тщетном великого часа, Когда ты соизволишь вернуться к ним - там, Где оставил. Темна и безлика их масса, - Ни одной не приблизиться к главным ролям. Я не этой породы. В моих волосах Беспокойный и свежий, безумствует ветер, Ты узнаешь мой голос в других голосах - Он свободен и дерзок, он звучен и светел, У меня в жилах пламя течет, а не кровь, Закипая в зрачках обжигающим соком.

Я остра, так и знай - быть не надо пророком, Чтоб понять, что стреляю я в глаз, а не в бровь.

«ревность» и ещё много песен, которые мы слушали даже не на Как метко написала Вера Полозкова: «Счастье – это когда ты.

Очень дорогой для меня текст и очень ценное знакомство. Интервью также выложено в блоге ОЗОНа , где публикуются самые яркие тексты озоновского раздела . Не всегда выходишь после общения с замечательными людьми окрыленной, а с Верой был как раз тот самый - счастливый - случай. Ну, а поскольку Вера сказала много всего, что мне кажется жизненно важным и что может оказаться не менее важным для тех, кто любит ее и ее стихи, выкладываю полную версию.

Очень много букв, но кому нужно - тот прочтет. Тут выяснилось, что невозможно выложить расшифровку полностью, мол, , но это, что называется, напугали бабу высоким каблуком. Будет в трех частях значит. О чем мы с вами будем говорить? Только, пожалуйста, не спрашивайте меня: У вас есть герои, которым много лет, гораздо больше, чем сейчас вам — и 42, и 48, и Как вы понимаете, что они чувствуют? Мне кажется, что есть вещи, которые не универсальны и понятны только, когда ты находишься в определенном возрасте.

Мне кажется, что человек не сильно меняется с лет

Вера Полозкова о любви и личном просветлении.

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие.

У нас с подругой yanapsycholove разошлись мнения по поводу ревности и возраста. Понятно дело, что это зависит от характера, но зависит ли это от .

Господь слепил меня из воска На горле у меня полоска И я буду жить, я буду Беспечной куколкой вуду Когда в мое сердце входит игла В чьих-то глазах наступает мгла Когда мне под веки вгоняют спицы Кому-то еще на земле не спится Когда меня дергают за язык В чужой гортани рождается крик Так некстати вернулась боль, и теперь я кругом вижу багровые хризантемы с чернильными листьями, они дарят мне ночь среди бела дня.

Час от часу взрываюсь слезами - горе-то какое! Наверное, все мы - куколки вуду, разный воск лили в ту же посуду, и вот теперь хризантемы повсюду, они от меня застилают небо; боль вместо воды мне и вместо хлеба, боль на завтрак, боль на обед и ужас, чур меня, нет. Я маленький голем в рваных колготах, слова мои в глотке пенятся рвотой, застревают битыми кирпичами, я разговариваю ночами, кто бы только за мной записывал.

Утром, очнувшись, глазами кислыми глажу-ласкаю-белю потолок, силюсь припомнить хотя бы слог, выковырять хоть один осколок. Голод мой колок, как горсть иголок, но боль на завтрак, обед, и полог багровый из хризантем: Воском, смолою челюсти склею - дочка, я просто тебя жалею - а я согласна, Отец небесный, хоть это больно, но это честно - да, это честно, но это рано, рыба моя, раба моя Анна, тебе - анафема, мне - осанна, ведь ты согласна?

Стихи Веры Полозковой разных лет

Все имеет, как правило, простые и прозаические причины, никакого Провидения, и, что самое, пожалуй, непереносимое — все не имеет никаких настоящих Финалов — ни трагических, ни счастливых, никаких, кончается скомканно и бесславно, или просто глупо, или перетекает во что-то другое; с этим труднее всего смириться, у нас в школе любили спрашивать про Главную Мысль Произведения — Лиза, если у произведения есть Главная Мысль, это ужасная хуйня, а не произведение.

Все должно кончаться как-то по-дурацки, или недоумением, или странно — тогда будет как в жизни; никаких хэппи-эндов, никаких десяти трупов, все это беллетристика, Лиза. Прежде всего, ничего не кончается, пока не умер, да и потом, мне кажется, много всего интересного. И еще — нет никакого конечного Счастья и Благоденствия.

Цитаты и афоризмы на тему «ревность». ревнует тот, кто недостаточно ценит себя, сомневаясь, что для другого он может быть Вера Полозкова.

Интересное, на мой взгляд, интервью с Верой Полозковой. Девушка между тем совсем непафосна и иронична. Предложению поговорить о мужчинах в честь 23 февраля Вера слегка изумилась, но рассказала, что думает, корреспонденту"Недели" Дарье Варламовой - с энтузиазмом, эмоционально, то и дело иллюстрируя свои слова смешными сценками в лицах. Вы недавно написали в ЖЖ, что вам нравятся красавчики типа актера Василия Степанова Максим из фильма"Обитаемый остров" Ну, это как мужчины сходят с ума от Анджелины Джоли, но не знают, что с ней делать, если она с чемоданом появится в Бирюлеве и скажет: А в жизни мне нравятся разные люди, но их объединяет острая незаурядность, граничащая с шизофренией.

У всех таракан размером с самосвал в голове. Чем страннее, смешнее и язвительнее мужчина мне отвечает, тем больше у него шансов. У тех, кто приходит и говорит: Говорят, мужчины и женщины - существа из разных галактик Мне кажется, я скорее носитель мужской логики, чем женской. Мне надо покорять, драться, противостоять, рождать в спорах истину. То есть я могу постичь, как мужчины устроены. Но принципиально выбираю непостижимых.

Posted on